Самое
интересное
от Яна Арта
Прежде, чем спорить, давайте считать
Готфрид Вильгельм Лейбниц
Статьи / Криптопсихоз

Криптопсихоз

Криптовалюты стали феноменом. Не столь финансовым, сколь психологическим.

Окончательно понял, что криптовалюты – это даже не «пузырь». Это почти невиданный ранее финансовый и психологический феномен, степень извращенности которого прямо пропорциональна степени технического фундамента, на котором он стоит.

Я сейчас не столь о криптовалютах как о технологиях, сколько о криптовалютах как о финансовом (биржевом) инструменте.

Если выплеснуть всю воду из той огромной лохани, которую представляет тема криптовалют, то выясняется, что на донышке остается нечто такое, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Первое - суть. Которой, похоже, что нет. Потому что если выплеснуть всю воду из той огромной лохани, которую представляет тема криптовалют, то выясняется, что на донышке остается нечто такое, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Во всяком случае – я не знаю, чтобы кто-то это сделал четко и внятно. Самый простой и символический пример – определение в Википедии. «Криптовалю́та - разновидность цифровой валюты, создание и контроль за которой базируются на криптографических методах». То есть единственным инструментом измерения сущности является указание на способ производства этой сущности. Так сущность не описывается. Попробуем дать определение хлебу. Можно так: «хлеб – продукт питания из злаков, изготавливаемый методами термической обработки». Но можно и так: «хлеб – это продукт, изготавливаемый методами термической обработки». В первом случае – ясно, из чего он сделан (из злаков) и для чего предназначен (для питания). Во втором – ясно лишь то, с помощью чего его делают. Но из чего делают и на черта он нужен – истории остается неведомо.

Уже изначально забавный подход.

Иногда мне кажется, что все, кто так или иначе соприкасается с темой криптовалют, боятся показаться несведущими. То есть ведут себя как придворные из сказки про голого короля: видят платье, которого нет. Автор этих строк видел лишь одно исключение: финансового омбудсмена Павла Медведева, который охарактеризовал криптовалюты как пустышку, сравнимую с «пирамидой» МММ. Трудно судить, насколько г-н Медведев компетентно разбирается в технологической сущности криптоактивов, но, во всяком случае, относительно финансовой он не побоялся занять позицию мальчика, закричавшего: «А король-то голый!».

Единственным инструментом измерения сущности является указание на способ производства этой сущности. Уже изначально забавный подход.

Конечно, смешно слышать и доводы некоторых противников криптовалюты, задающих один и тот же вопрос: «А чем обеспечена криптовалюта?» Вопрос любимый для многих горе-экономистов, так не ушедших дальше наполеондоров и империалов и до сих пор убежденных, что «золотое обеспечение» - основа основ. Понятно, что де-факто сегодня любая валюта обеспечена лишь совокупностью товаров и услуг, которые на нее можно купить. И в этом смысле у криптовалют тоже появляется перспектива: где-то уже кофе на них покупают, где-то – ими инвестируют, а где-то – платят налоги. Однако вопроса о сущности криптовалют с повестки дня это не снимает.

Второе – негативная реакция на попытку (Центробанка, парламента и т.п.) создать правовые и регуляторные рамки крипторынку. Да, понятно, у нас (как, впрочем, и везде) бюрократический пресс часто иссушивает и связывает бизнес. Но позиция «не надо ничего делать, пусть будет полная свобода» ведет только в тупик. В этом смысле поразила (и насмешила) критика Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ) в адрес законопроекта о цифровых финансовых активах, внесенного в парламент главой думского комитета по финансовому рынку Анатолием Аксаковым.

В частности, деятели из РАКИБ заявили, что не согласны с тем, что майнинг будет считать предпринимательской деятельностью и облагаться соответственно налогами.

Обоснование, почему не согласны, подкупает искренностью: «майнинг сам по себе - это процедура производства неких программных кодов, которые НИКАКОЙ ЦЕННОСТИ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЮТ И НИКАК НЕ УЧАСТВУЮТ в экономической деятельности. Экономический смысл возникает, когда они меняются на фиатные деньги» (конец цитаты)...

У криптовалют тоже появляется перспектива: где-то уже кофе на них покупают, где-то – ими инвестируют, а где-то – платят налоги.

Прямо скажем: честно признание. Иными словами: ребята, не надо нас считать предпринимателями, мы ничего не производим, только пустышки, просто потом мы меняем их на нормальные деньги!

Третье – что происходит вокруг темы криптовалют. И тут можно обратиться к комментариям под статьями на криптотемы и неиссякаемым анналам соцсетей. По опыту последних месяцев лично я делаю неутешительный вывод: криптовалюты стали любимым идолом шизофреников и больных людей. Почитайте комментарии и отзывы под любой статьей или интервью, где прозвучал криптоскепсис, - лучшего доказательства не потребуется. Полагаю, что и под этой публикацией комментарии будут говорить сами за себя. Finversia.ru публиковала интервью Олега Анисимова, Михаила Ханова, Петра Дворянкина, затрагивающие в числе прочего и тему крипторынка. Традиционные комментарии криптовиков (не полуанонимных троллей, а вполне конкретных людей, с должностями в финансовых и квазифинансовых компаниях и «шарашкиных конторах», ходящих по многочисленным криптофорумам): «чушь полная», «тупой пень», «ты идиот», «вот дурень», «клоун, мать его», «пес цепной». Под заметкой Михаила Жуховицкого «Биткойну осталось жить не больше года» появился умиляющий своей непосредственностью комментарий: «А за базар ответишь?». В лучшем случае: «обычная заказная статья против крипты, проплаченная банками». Поверить в банки, оплачивающие черный пиар против крипторынка, может только хронический идиот. Я сейчас не в «ругательном», а исключительно в медицинском смысле…

Делаю неутешительный вывод: криптовалюты стали любимым идолом шизофреников и больных людей.

Но в целом стилистика дискуссии криптоевангелистов говорит о многом – если не обо всем. Причем тут криптовалюты? Кто-то из классиков когда-то сказал: об идеях можно судить по их последователям. И если этот принцип применить к криптовалютам – картинка получается весьма сомнительная. Причем она – по степени веры, по злобной оголтелости в адрес оппонентов, по уровню аргументации – до боли напоминает субкультуру сторонников МММ-3, которые тоже кричали о том, что «это альтернатива существующему порядку в мировых финансах» и вообще, «мы наш, мы новый мир построим».

Но вот беда – помимо психологического феномена (который делает криптовалюты исключительно интересным объектом для психиатров) вырисовывается все-таки и финансовый. Как и в случае с МММ. Целый пласт лиц, которым очень надо, чтобы никто не смел покушаться на криптовалюты. Майнеры, замайнившиеся майнить резко упавшие в цене активы. Многочисленные «буратино», купившие криптовалюты и теперь нуждающиеся в продолжающемся буме, который восстановил бы их трехмесячной давности цену. Наконец, армия организаторов ICO, которые, конечно же, в будущем станут удобным и комфортным инструментом привлечения инвестиций в интересные проекты (верю-верю!), но пока является наспех сляпанными попытками «срубить бабла», которые так любят молодые «инноваторы», истекающие слюной на примеры Цукерберга, Брина, Пейджа и просто на истории из серии «тут одна компания за 15 минут 20 миллионов долларов привлекла»…

Психологический феномен делает криптовалюты исключительно интересным объектом для психиатров.

Словом, криптобешенство, обуявшее многих, далеко уже не столь безобидно… Я сознательно сейчас говорю лишь о психологической стороне вопроса, поскольку она по себе стала большой проблемой. Уверен, что не надолго. Уверен, что уже в 2018 году мы увидим признаки криптоотрезвления. Но точно также можно быть уверенным, что нам предстоят криптосуициды, криптобанкротства, криптоаферы и даже криптовойны. Сам характер и логика усвоения обществом этой новации толкает к тому. А переболев всем этим, криптовалюты вполне могут превратиться в вполне дееспособный и нашедший свою нишу на рынке финансовый инструмент. Правда, не уверен, что к тому времени будет уместно употреблять в их названии слово «крипто».

P.S. О том, как формируется правовое поле крипторынка в России, читайте в ближайшее время на Finversia.ru в интервью председателя Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолия Аксакова и советника Президента России Германа Клименко.

Finversia.ru, 28 марта 2018


49


Вернуться к списку

Основные курсы и котировки