Самое
интересное
от Яна Арта
Прежде, чем спорить, давайте считать
Готфрид Вильгельм Лейбниц
Статьи / Пейзаж с видом на начальство

Пейзаж с видом на начальство

Коль скоро, согласно затертой фразе профессора Преображенского, «кризис начинается в головах», тема людей в кризисе остается неисчерпаемой.

Черта нашего времени - работодатели проникновенно жалуются на снижение своих доходов. Иногда даже показывают какие-то графики падения и выкладки убыточности, долженствующие, по их мнению, вызвать у работника слезу умиления и согласие работать круглые сутки за четверть зарплаты. Что любопытно: во времена сверхприбылей эти же самые графики и выкладки обычно были «коммерческой тайной». И желания поделиться доходами почему-то не вызвали. Видимо, причина где-то в ментальности российских работодателей. И коль скоро по типам клерков мы уже проходились, теперь - в порядке сатисфакции - остается «каталогизировать» начальников.

Собственно говоря, за два десятка лет развития российского бизнеса, сложилось всего шесть типов начальников. И неважно, будь-то менеджер средней руки или владелец компании.

Большой человек. Основное занятие этого типа на работе - демонстрировать свое величие. Занимаемое кресло при этом не важно - будь то министр или и.о. заместителя начальника отдела по связям с общественностью департамента по учету куриного помета. Он велик в любом кресле. Никогда не опаздывает - задерживается. Если опоздали вы - посмотрит будто на любимый галстук, на который случайно какнула птичка. При этом вы должны ощутить себя даже не птичкой, а тем самым, чем она, сволочь, и какнула. На совещаниях говорит медленно и весомо. Сообщив, что «дважды два - четыре», обводит собравшихся внимательным ленинским взором, дабы убедиться - все ли поняли, оценили и записали. Любит воспользоваться вашей идеей и выдать ее за свою в собственном неподражаемом стиле. При этом искренне убежден, что в вашу голову идея залетела по ошибке, а подлинный размах и звучание ей придал именно он. Если вы пришли к нему с проблемой - нагородит совершенно несуразных логических конструкций, из которых следует, что нет никакой возможности дать вам один день отгула для того, чтобы навестить вашу больную мать, поскольку EBITDA вашей компании в 3-м квартале отчетного года снизилась на 2% в сравнении с 1-м кварталом года 2005-го. Если большой начальник» не очень большой, то обожает словосочетание «мои подчиненные», просто катает с наслаждением его на кончике языка как шабли урожая 2003 года. С не меньшим наслаждением дает интервью; слова перед журналистом роняет медленно, торжественно и печально как распорядитель на похоронах. Излагает, как правило, либо трюизмы, либо вольный пересказ «генеральной линии партии». Президента страны величает исключительно по имени-отчеству, но почему-то «Владимир Владимирович». Несомненный плюс (при определенном калибре) - никогда не повысит голоса, поскольку для этого он слишком велик. Со всеми на «вы». Наиболее талантливые представители этого типа умудряются «продать» свое величие не только собственным подчиненным, но и топ-менеджерам или акционерам. Уходят такие, как правило, «на повышение». И только по уходу оставшиеся чешут затылки и пытаются понять: а чем, собственно, занимался великий человек на работе и почему с его уходом все как шло, так и идет? Литературный прототип - Делец у Сант-Экзюпери.

Королек. Исчезающий, но так до конца и не исчезнувший тип. Все представления о бизнесе - родом из 90-х. Он не просто руководит бизнесом, в натуре, - он вершит судьбы. Как всего мира (вариант - компании, банка, артели водопроводчиков), так и (ну уж заодно) вашу личную судьбу. На работе то визжит, то братается - в зависимости от настроения с утра. Настроение обычно зависит от жены, так как дома большинство корольков - управляемые стервами зайчики. У него все лучшее: если галстук - то самый модный в сезоне, если автомобиль - то в две тысячи лошадиных сил, а если, не дай бог, понос - то Ниагарский водопад. Обожает собрать сотрудников в кафе (король жрет при свите), при этом вальяжно «тыкает» официанткам и оставляет чаевые исключительно тысячными купюрами. Любит поговорить о том, как же ему хочется иметь инициативных и «продвинутых» сотрудников, но на деле знает лишь два мнения - свое и неправильное. Прав всегда, везде и во всем. Склонен к авралам, включая ночные, так как искренне не понимает, что еще может сравниться со счастьем денно и нощно трудиться рядом с ним. В приступах хорошего настроения любит продемонстрировать вам фото своих детишек (традиционно, таких же индюков, как и он сам, только еще маленьких). При этом ожидает от вас бурю восторга и признания в том, что не только в работе, но и в делании детей он далеко обогнал вас всех. То, что ваш собственный ребенок вам в любом случае в сто раз милее и симпатичнее его дитятки, он просто не способен понять. О конкурентах отзывается исключительно пренебрежительно и в контексте «всех замочу». При этом очень ревнив, боится утечки информации или перехода подчиненного к конкурентам. Посему обожает всевозможные системы слежки за сотрудниками. В порыве купеческого угара может оплатить вам учебу, но во всех других случаях у него всегда оказываются более важные дела, чем та проблема, с которой вы к нему подошли. Один плюс - крайне редко мучает своих сотрудников обучениями или тим-билдингами. Впрочем, он сам по себе - один большой и непрекращающийся тим-билдинг. Литературный прототип - Органчик у Салтыкова-Щадрина.

Стеснительный. Этот с детства понял, что в Москве жить сытнее, чем в Саратове. Поэтому жизни учился не у Чацкого, а у Молчалина. Всегда предельно вежлив, корректен. Никогда не кричит. На совещаниях обычно прячет глаза: ему всегда «как бы» немного неудобно. На работу и с работы - строго по часам, чем втайне гордится, считая себя примером для подражания. Старается делать вид, что он вовсе не начальник, а случайно волею судеб оказавшийся над вами человек. Поэтому никогда не говорит «нет», но и никогда не решит для вас ни одну проблему. Любимая фраза: «Ой, ну что вы, это не ко мне вопрос». Поднаторев в службе, доводит искусство разводить плечами до совершенства. Если вас сокращают - даже не пикнет в вашу защиту. В лучшем случае - пошушукается с вами наедине, уверив, что он, мол, был против, но, что делать, судьба-с. За судьбу-с, понятное дело, он ответственности никогда не несет и не собирается. Себя считает чрезвычайно умным, а главным критерием ума искренне полагает свою способность выжить в любой обстановке, даже в куче дерьма. Поэтому при выборе между ним и, например, «корольком» - рекомендуется со всех ног бежать к корольку. Литературный прототип - голубой воришка Альхен у Ильфа и Петрова.

Душка. Это «свой парень». Одевается «как все», ест «как все», по пятницам пьет пиво «как все», экономит на фаст-фуде, способен «стрельнуть» пару тысяч «до получки» и вообще ничем не отличается от своих сотрудников. Способность к решению каких-либо вопросов - как профессиональных, так и ваших личных - середина на половину. Предпочитает пораньше смыться с работы: «Ну, вы и без меня тут разберетесь». Обычно такой тип максимально безвреден. Единственный минус - обожает рассказывать бородатые анекдоты или какие-нибудь жутко скучные истории из его жизни. Даже если вы опаздываете на самолет. Может расшуметься, но потом обычно извиняется. Первый тост на корпоративах всегда произносит либо «за присутствующих здесь», либо «за прекрасных дам». Причем делает это столь многозначительно, что примерно после десятого раза вызывает жуткое желание удавить его собственным галстуком. К месту и ни к месту использует несколько затасканных цитат, обычно из «Двенадцати стульев». В случае форс-мажора может вас легко подставить, причем сделает это с непринужденностью родного брата (мол, ну сам понимаешь, ну так вышло, сам-то я хороший, сижу, никого не трогаю, примус починяю). Чаще всего легко относится как к своей карьере, так и к ее отсутствию. Хотя попадаются «душки», глубоко уязвленные, например, тем, что их «попросили» из начальников. В этом случае они обсуждают в курилках недостатки «нашего руководства», многозначительно и иронично ухмыляются, услышав о каких-либо решениях, инновациях, назначениях, проектах (нужное подчеркнуть) компании и спешат сообщить всем и каждому, что сами не хотели быть начальником («свобода дороже», «полевая работа интереснее», «не хочу руководить» и проч.). Литературный прототип - Бегемот у Булгакова.
 

Бог из машины. Это «настоящий профи». Перманентному подтверждению чего и посвящено его пребывание на работе. Всегда торопится, на бегу говорит по телефону, любит расхаживать по офису, чтобы присутствующие оценили четкий и уверенный стиль его разговоров. Или, в крайнем случае, его «йес, ай ду». Наслаждается, когда за ним ходит целая свита людей с бумагами, срочно требующих его подписи. Предпочитают подписывать их на углу стойки рецепшн, на принтере или на косяке двери, хотя совершенно спокойно мог бы подмахнуть их в собственном кабинете без всякой суеты и ажиотажа. Как правило, он «через пять минут убегает», «должен лететь», «важная встреча» и т.п. Совещания проводит в телеграфном стиле, что само по себе было бы приятно, если бы по ходу совещания у вас не складывалось впечатление, что буквально на рассвете вам предстоит взять почту, телеграф, телефон и Зимний дворец в придачу. Иногда настолько профессионален, что, прослышав о засорившемся унитазе в корпоративном туалете, с вантузом наперевес устремится ликвидировать аварию. И получит истинное наслаждение от своего превосходства над сантехником. Другая крайность - стопроцентная «профессиональная стойкость». Придите к нему с любым вопросом или бедой - он ответит: «это - ваши проблемы». Мол, на работе, все должны быть на высоте. Как он. естественно. Интересы корпорации превыше всего, ать-два. И невдомек ему, бедняге, что гнусненькая и подленькая фраза «это ваши проблемы» в устах руководителя вообще никогда звучать не должна. Ибо теперь все проблемы - его. Как правило, довольно быстро делает карьеру, но застревает на определенных высотах. Возможный плюс - иногда бывает действительно неплохим профессионалом. Литературный прототип - Выбегалло у Стругацких.

Нормальный. Занимается именно тем, чем и поставлен заниматься. Не только слушает, но и слышит своих сотрудников, не боится делегировать им полномочия, не употребляет словосочетания «мои подчиненные», способен в разумной мере пойти навстречу вам и «вашим проблемам». Имеет свои увлечения и пристрастия, независимые от моды или «социального статуса». Не братается с сотрудниками, не одалживает у них денег, но и не изображает принца Уэльского, случайно попавшего на дегустацию нового пива в клубе садомазохистов. Отлично осознавая всю громадную разницу между людьми в плане талантов, ума или амбиций, тем не менее с детства на подсознательном уровне столь же отлично усвоил, что бог создал людьми равными. А если и не создал, то полковник Кольт уж точно уравнял их в правах. И что вне зависимости от должности любой человек может испытать те же амбиции, те же желания и те же потребности, что и любой «топ». Или «вип». Или «випотоп». И самое главное - понимает, что руководит лишь определенными функциями, а не судьбами, мнениями и жизнью людей. В российском бизнесе почти не встречается. Видимо, потому, что большая часть носителей генотипа этого вида была вынуждена эмигрировать в 1918 году.

 

22 июня 2009


1299


Вернуться к списку

Основные курсы и котировки